главная героиня — актриса Чулпан Хаматова. Интервью.

Интервью на съемочной площадке

- Вам близок жанр триллера?

- Я не играю триллер. Я играю историю любви. Моя героиня – художница. Она встречает на своём пути человека и влюбляется в него, и в этой любви она так же, как и главный герой, теряет ориентиры. И забывает, что кроме слова «месть» есть ещё слово «прощение»… Любовь пришла к ней неожиданно. У нее была другая жизнь. Но когда она встретила главного героя – Сашу, она поняла, что всё прожитое равно нулю. Это фильм о любви и о жестокости этого мира. О прощении и обращении в себя: не являешься ли ты сам молекулой зла, не связан ли ты с этим злом напрямую? Мне показалось интересным то, как в сценарии показана мысль, что общество настолько утратило добро и свет, что в этом мире человек может мутировать, и это общество может породить человека-монстра, прирожденного убийцу…

- Вы оправдываете героя, который всегда отвечает ударом на удар?

- Нет. Не оправдываю. И очень хотела бы, чтобы это транслировалось в зал. Я хотела бы, чтобы зрители не только сопереживали герою, ведь Тёма очень обаятельный, но и делали выводы.

- Филипп говорил, что в роли Кати он видел только вас.

- Мне приятно это слышать. Мы давно хотели поработать с Филиппом, но по разным причинам не складывалось. Он замечательный. От него идёт такая энергия позитивного света, она передаётся артистам, а артистам очень важно и нужно, чтобы их любили.

- В одном из своих интервью вы говорили, что ваше самое любимое время — съемочный процесс…

- Это так. Здесь прекрасная съемочная группа. Меня сразу приняли. Это редко бывает, особенно, если ты не участвуешь в процессе с первого съемочного дня, как это было со мной, и влиться в команду обычно очень сложно — ты приходишь в семью, у всех уже сложились отношения, а ты появляешься, как приёмыш. Здесь, наоборот, меня сразу приняли, обняли за плечи, и уже на следующий день я знала, как кого зовут и так далее. Это важно, чтобы на площадке была именно такая атмосфера, когда ты не зажимаешься и никого не боишься.

- У вас непростой грим на этом фильме.

- Ну да. Сначала у гримёров уходило два часа на мой грим, а сейчас они уже набили руку, и мы тратим всего полтора часа.

- Сложно сниматься в любовных сценах?

- Сцены любви снимать всегда сложно. Чтобы зритель поверил, что Саша и Катя любят друг друга, нужно передать это не только через слова, но и через какие-то жесты, ощущения, мимику, а это всегда непросто.

- На съёмках финальной сцены вы совершили подвиг – несколько часов вам пришлось пролежать на холодной земле, ходить босиком…

- У меня есть привычка — делать предложение, не задумываясь о последствиях. Я сама придумала, что в финальной сцене Катя будет босая. Но я забыла, что снимать мы будем в конце октября, а отступать было некуда. Что ж теперь — ныть и стонать, если я сама все это придумала? Подвига здесь не было, было очередное подтверждение тому, что сначала нужно думать, а не просто влюбляться в образ и в картину.